Размер шрифта:
Цвета сайта:
Изображения

"Путешествие в Арзрум"… Путевые заметки А. С. Пушкина. Заслуженный артист России Михаил Леонидович Морозов


Ясно, что "Путешествие в Арзрум" для успокоения духа-души на ночь не читают. Раз-два в жизни, наверное, читаем, да и не все: в программу школьную не входит. В институтах для гуманитариев - как карта ляжет: был ли на лекции, учили ли билет… Сегодня до спектакля помнилась только арба с "грибоедом" из всего текста, да и то как вопрос: была знаковая встреча, или придумал ее автор?... Морозов восстановил в памяти не просто текст "заметок", а заставил вспомнить все, так сказать, "наследие" и подумать о том, как звучит это волшебное пушкинское слово в наше время, и какая в нем дышит не освоенная до сих пор, простая глубокая и вечная мысль. Мысль эта, как сегодня представилось, в радости от бесконечной гармонии бытия природы и человека, в удивлении миру, поражающему и величием Кавказа, и азиатской бедностью, в беспечной ранневозрожденческой готовности пережить новый опыт, восторг, страх, увлечение, каким, безусловно, обладал автор сего литературного опуса - жизнелюбивый человек.

Энергичный порыв Пушкина в воссоздании вихря возникающих перед глазами экзотических и обыденных картин у Морозова проявлен вполне: мы слышим архитемпераментного человека, мчащегося только вперед, от одной цели к другой, выхватывающего, смакующего впечатления в размахе от Тифлисского рынка до Арарата, и так, чтобы сошлись все историко-мифологические линии: от начала времен к Ноеву ковчегу, через арбу с "грибоедом" до последней победы Паскевича над "туркой".

У Морозова Пушкин (голос которого слышен) страстен и эпичен одновременно. Он и наблюдатель, и персонаж забавно-грустных сцен, он и игрок, и играющий, поэтому образ создается подвижный, веселый, ироничный. "Играющий - лицедействующий" он пародирует всех встречных лиц - мужчин, женщин, банщиков, трактирных, красавиц и старух, грузин и турок, гаремных жен и султанов. Вереница породистых и элементарных, гармоничных и кривых лиц мелькает перед нами, образуя яркую фреску (даже не полотно), а, может, и бесконечный барельеф из людского потока от времен прошлых до наших. Но кроме автора и возникающих по дороге персонажей, а также гор, рек, лавин, деревьев, Солнца, травы, лошадей, дыма, огней, лучей, криков погонщиков, Ночи, Дня и т.д., на сцене все время сам артист - Михаил Морозов, бросающий легкие штрихи оценки на все им же воспроизводимое, так что отзываются в сердце эхо не проходящих турецко-кавказских войн, плач Нины Чавчавадзе на могиле мужа, ожидающий поэта из странствий злобный ропот светской черни и память о будущем поэта - маленькие трагедии, брак, семья, дети, журнал, проза, жажда новых путешествий…и….и….

 

Давыдова Полина Георгиевна, кандидат искусствоведения

Фотогалерея

Поделитесь:
Наверх ↑